Бессознательное. Акт творения Семьи.

Бессознательное. Акт творения Семьи.

Довольно популярны посты об превратностях отношений. Где исток, что определяет? В данном посте я попробовал связать бессознательное развитие младенца в связи с мамой и становления семьи. Описание рассматривает хороший(не идеалистичный) вариант того и другого, но, надеюсь, описанные роли и их взаимодействие на сцене подсознательного даст понимание того, что случится, если кто либо «сыграет» по другому.

Бессознательное. Акт творения Семьи.

(Оральный период.)
Рождаясь на свет, попадая в новый мир, Он — этот маленький, совершенно новый для мира, интервент, встречается с мощным пугающим напором, бушующим валом эмоций, ярких красок и света, какофонии звуков и чувств, как себя, так и нечто большего, волшебного и притягательного, того, что вселяет покой и защиту, обещания всемогущества, чего то бесконечно и манящего. Это море, этот изначальных хаос, обретает в этом божественном некий,еще сложно уловимый, смысл, силуэт, с которым маленький малыш ассоциирует свое еще зачаточное Я, свое спонтанное, но творческое начало. И он взывает из хаосе к этому образу, протягивает свои маленькие руки в новый дивный мир, в грандиозность любви материнского Я. Волшебство любви — сокральная тайна мира малыша и матери, единственное божественное, рождающие предназначение и плетущее судьбу или зловещий рок. Эхо рока, неумоливого вестника расставания, вновь оживляет хаос и дремлещего в нем Танатоса — символа смерти, и этот глас, сливаясь с криком испуганного ребенка, разделяет его от волшебства любви, не позволяя полностью уйти в мир сказки, слиться с миром любви и потерять себя в нем. Вечный конфликт добра и зла, слияния и разделения — основная опера первых месяцев жизни маленького младенца. Его мир — контраст эмоций, его мир — нечто бесконечно волшебное и нечто психотически ужасное. И постепенно, обретая свой голос — свое Я, свои психические контуры, он попадает в иное измерение — измерение Я и Мама. Он уже отделен, тот голос глубин, взорвался каскадом нового, неизмеримого чувства и имя ему — ярость. Его агрессия, его садизм, установил новые правила, новые границы, новое видение. Он и мама — два мира. Коллапс единого мироздания и рождения нового мира.

Два человека прикасаются, их Я еще раздельны, но они подчинены древнему, забытому импульсу, он готов родиться на свет, в образе того самого интервента, провозгласить гимн всепоглощающей любви, сделать мир бесконечно ярким, но и с этим импульсом рождает Зверь, бесконечно черный, зловещий, он устало потягивается, готовясь повторить тот самый, давно забытый бой, тот аппокалипсический взрыв, который когда то разделил младенца и маму. Он дает молодой паре насладиться своими чувствами, играя, пока не звуча во весь голос, но как придет время — хаос опять вступит в свои права и связь будет разрушена.

(Анальный период)

Из пепла старого мира рождается новый мир, мир Диады, более осязаемый, менее абстрактный, менее текучий и неподвластный неопределенности. Этот мир еще бесконечен, но он имеет структуру, его еще зыбкие контуры определяет некая могущественная фигура, чья мощь превосходит все виденное раньше, она — сторож, она — власть, , она — воплощение контроля. Этот невиданный ранее Атлант кажется поднял свод, обнажив все то, что ранее скрывало море хаоса, дал Имя и дал Форму. Но взор ребенка все еще прикован к маме — он готов ей воздать за ее любовь своим первым подароком — частью себя, символ любви, истинным актом творчества. И он протягивает этот подарок к ней. Но зверь, бушующий уже в нем, Хаос, его Ярость борються с желанием ребенка, пороча саму основу дара, стараясь превратить подарок в оружие своей мести, тем самым испортив, завоевав рай обетованный, превратив его в клоаку, в грязь и ненависть. Маленький ребенок, уже завоевавший себя, готов сразиться с этим зверем, в своих сияющих латах, в чистых одеяниях, он встает на защиту своего дара, под строгим, но любящим взором Атланта.

Два уже повзрослевших человека — пара, преодолев кризис, начинают новые отношения, более вдумчивые, ищущие границы друг друга, впервые обращающие взгляд на истинного Я другого, впервые осознавшие Другого Я, впервые признавшего его отдельный от Себя и обладающим/ей еще не совсем понятной, но приятной и родной формой. Этот мир — мир двоих, мир Диады, мир подарков, мир нахождения Себя, мир отделения и принятия партнера, мир персонального роста и вдумчивых эмоций. Этот мир снега и пепла, мир контроля и вдохновения. Мир двух войн в двух мирах — мир ожидания, мир вынашивания того, что когда то станет единым.

Опубликовано:21.12.2017Вячеслав Гриздак