события

Событие. Бакалдин 25-26 января: Терапия фобий и панических атак (2-х дневный) Очно и онлайн.

👥 25-26 января: Терапия фобий и панических атак (2-х дневный) 💀
Онлайн участие.
Программа семинара:
📝Многообразие человеческих страхов.
📝Тревога, страх, паника. Норма и патология.
📝Страхи реалистичные и невротические.
📝Страхи у людей с невротической, нарциссической, пограничной и психотической структурой личности. Диагностика.
📝Психоаналитическое учение о неврозах. Инфантильные страхи.
📝Страхи заимствованные и приобретенные.
📝Вытесненные чувства, невротический конфликт, символизация, соматизация и формирование симптома.
📝Фобии, где искать источник?
📝Что препятствует освобождению от страхов?
📝Как устранить источник фобии?
📝Панические атаки и ВСД, почему так все загадочно?
📝Психические и физические причины панических атак. Диагностика.
📝Где искать источник панических атак?
📝Что препятствует освобождению от панических атак?
📝Как помочь человеку избавиться от панических атак?
📝Пять советов по работе с фобиями и паническими атаками.
👨‍🏫Ведущий семинара: Бакалдин Сергей Витальевич @sergeybak , кан. психол. наук, специалист и тренинговый аналитик Европейской Конфедерации Психоаналитической Психотерапии, супервизор-эксперт Союза Профессиональных Психоаналитиков.
Участникам выдаются сертификаты.
📍Место проведения: Краснодар

Участие онлайн — 3500 руб.
🔥👌🎂Скадка 1000 р. членам 👍Европейской Конфедерации Психоаналитической Психотерапии и
👍Союза Профессиональных Психоаналитиков.
🔥Дополнительная информация и регистрация участников по телефону: 📲89528364215 Надежда

Статья. Ф. Дольто «ДЕТСКАЯ СЕКСУАЛЬНОСТЬ-СТЕНА УМОЛЧАНИЯ»

После второй мировой войны воспитателей стал тревожить мучительный вопрос: нужно или нет вводить сексуальную информацию в рамки школьной программы7Я присутствовала на официальном собрании, организованном в Сорбонне. У инспекторов академии эта перспектива вызывала ужас; они видели только одно средство охладить горячку пубертатного возраста. Им представлялось естественным раздавить всех этих юнцов интеллектуальным трудом и физическими упражнениями, чтобы у них не оставалось ни времени, ни сил мастурбировать ночами в дортуарах Умственная и физическая усталость прогонит фантазии, связанные с неосознанными половыми побуждениями, дружеские и чувственные взаимные привязанности детей или детей и взрослых. И гетеросексуальные, и гомосексуальные. Последний триумф Жюля Ферри’, последний штрих его этики воспитания.В крайнем своем выражении это принудительное «лечение» вытекает из логики концлагеря: пайку уменьшают до тех пор, пока заключенные не начинают думать только о еде вместо того, чтобы думать о межличностных отношениях. У измученных людей, которым грозит смерть, если они бросят работу, не остается времени для межличностного обмена.Эксплуатируя человека, его энергию либо используют, либо переключают на что-либо другое.Когда настала пора подправить педагогику по Жюлю Ферри, введя в нее сексуальное просвещение, руководители лицеев довольствовались тем, что ввели еще одно упражнение по риторике с сухими и безличными рассуждениями на заданную тему. Не все можно объяснить в терминах биологии, если имеешь дело с возрастом, когда человека буквально распирает и он непрерывно фантазирует.» Жюль Франсуа Камиль Ферри (1832—1893) —французский политический и государственный деятель. Участник Парижской коммуны. Премьер-министр Франции (1880-81 и 1883-85 гг.). В ‘области образования —автор тех двух законов (с 1879 по 1883 гг. —Жюль Ферри министр народного образования), которые положили начало коренным переменам в области организации школьного обучения во Франции 16 июня 1881 года —закон о бесплатности школьного обучения, 28 марта 1882 года —об обязательности его со светской программой. Реформа школьного образования, связанная с именем Ж.Ферри, изменила характер самого обучения, ввела новую мораль См подробнее Ив. Чистяков. «Образование народа во Франции эпоха третьей республики (1870—1902)». —М, 1904.27В любом случае, эта информация чересчур запаздывает. Потому что сексуальность играет важнейшую роль с самого момента нашего появления на свет; ребенок без конца выражает ее день за днем на языке тела. Неосознанные половые влечения влекут за собой межличностную коммуникацию, которая остается неизменно одной и той же между людьми с начала их жизни. Они проецируются в язык, но в язык, соответствующий уровню нашего развития. К моменту созревания, когда появляется чувство ответственности, психика, являющаяся метафорой тела, могла бы уже оказаться достаточно зрелой для ответственности за половой акт, в котором сочетаются эмоциональные, социальные и психологические отзвуки. Но чтобы очутиться на этой стадии, нужно было бы с самого детства смотреть на это как на факт —ни плохой, ни хороший, а вытекающий из человеческой физиологии, и —как на действие, совершаемое ради оплодотворения. Стиль этой созидательной игры коренным образом изменяется с появлением чувства взаимной ответственности двух людей, каждый из которых принадлежит определенному полу… Да еще этому должна предшествовать долгая подготовка —появление чувства ответственности за свои поступки… А пока его и в помине нет: нравственное воспитание ни в малейшей степени не подразумевает структуриро-ванной этики желания; существует лишь воспитание-маска, чтобы скрывать от других неназванные желания, уже испытываемые, но утаиваемые. К чему сводится воспитание гражданина в ребенке? Его учат переводить слепых через улицу, уступать место старушке, знать, как надо голосовать… Вот и все гражданское воспитание… Но никто не воспитывает в ребенке чувства достоинства его тела, никто не прививает ему сознания того, что все части его тела благородны; а когда не знаешь, как обращаться с собственным телом, как поддерживать его, способствовать его росту, уважать его ритмы, происходит декомпенсация, а значит, отток человеческих сил… Всё это следовало бы иметь в виду и учитывать в воспитании с ясельного возраста. Но ничего подобного не делается: люди сидят на голодном пайке, что усугубляется полным замалчиванием этих вещей в школе;человек о них понятия не имеет и неспособен воспринимать то, iчто происходит с его телом… Это малоутешительно. Из того, как изображают естество ребенка пластические искусства, а также из литературы о ребенке становится ясно, что практически вплоть до нашего века тело отделяли от души. Все предопределено: образованию подлежит «дух», то есть мозг ребенка, а о теле забывают (или даже уличают его во всех пороках, грехах… взваливают на28него всё зловредное, негативное). О теле забывают, вытесняют его в тень во всех случаях, кроме тех, когда ему достаются хлыст или палка или когда ему запрещают двигаться. Естественная активность тела считается грубой, она словно оскорбляет человеческий разум, унижает человеческое достоинство. А между тем у нас во французской культуре существует Рабле, который мог бы быть для нас с ясельного возраста властителем дум и словаря. Рабле посредством языка сублимирует всё,относящееся к телу, к пище, и в то же время всё наиболее трансцендентное*, поскольку, что ни говори, а Гаргантюа все же родился «от» уха Гаргамель; именно «от уха», а не «из уха» матери. Он родился от слов, которые слышала его мать. Он рожден от языка… и с рождения принадлежит человечеству. И из языка он сотворил слова, сотворил радость для всех сразу, для всех, кому не нужно скрывать никакой эротики. Это эротика для радости целой группы.Самая лучшая подготовка к сексуальному просвещению —с раннего детства приобщаться к языку самой жизни, который метафорами рассказывает обо всех функциях тела. Даже в современном доме, оснащенном всевозможной техникой, остаются обрывки этого метафорического языка: розетка входит в штепсель, окно закрывается при помощи шпингалета, который проникает в гнездо.» Всё это —метафоры продуктивной сексуальности, которая приводит к сцеплению и, в конечном счете, приносит удовольствие, счастье, да и гражданскую пользу тоже.Я думаю, что сегодня в системе воспитания существуют двазаблуждения, в силу которых подросток не может прийти к согласию с собственным телом: физические упражнения полностью ориентированы на соревнование, а не на знакомство с собственным телом и радость игры. Ребенку, обучающемуся в школе, тестируемому, обязанному заниматься спортом точь-в-точь как сдавать экзамены, не хватает радости, которую получаешь от игры, в которой, правда, есть победитель и побежденный, но если игра была хороша, проигравший не испытывает унижения от своего проигрыша. Второе воспитательное заблуждение —это пренебрежение к рукам и обеднение языка, сказывающееся на понятливости и сноровке. Из словаря удалили все конкретное —все, что относилось и к функциям тела,• Предельно общие понятия: предшествующее опыту в независимое от него знание, организующее конкретный опыт (В. К.).•» Сегодня их часто называют «папа» и «мама» (В. К.).29и к предметам, которыми манипулируют. И это проделывают с ребенком всё в более и более раннем возрасте. Лет двадцать назад в начальной школе арифметика оперировала реальностями (весами, склянками, бассейнами, кранами…). Сегодня даже в математике ребенка очень быстро обучают манипулировать (мысленно) совершенно абстрактными понятиями. Спорт, который полностью сводится к соревнованию, и абстрактный язык, уже у ребенка восьми лет перс-< полненный абстракциями, не могут помочь ему жить в добром согласии со своим телом.Мы облегчаем себе совесть, говоря: «Теперь дети занимаются спортом… Теперь существует языковая свобода, ведь дети могут говорить родителям или при родителях грубые слова». Но это совсем другое! Таким образом можно высвободить определенную агрессивность, но это совершенно не то, что формирует личность. Этот язык лишен креативности. У наших детей больше нет словаря. Мы движемся в обратную сторону от того, что могло бы обеспечить подростку равновесие. •Как объяснить этот упорный обскурантизм», который воздвиг стену молчания перед детской сексуальностью и заставляет родителей и воспитателей Третьей республики»‘ делать вид, будто никакой детской сексуальности не существует?Из памяти взрослого изглаживается всё, относящееся к доэдиповому возрасту»». Вот почему общество с таким трудом признало детскую сексуальность. В предыдущие века о ней знали только кормилицы.) Родители о ней понятия не имели. Кормилицы знали, потому, что, в отличие от родителей, и в буржуазной, и в крестьянской; среде существовали на том же уровне, что и дети. Те, кто занимался, детьми, всегда стояли особняком: они понимали язык до речи» понимали не словами, а поведением. Когда Фрейд заговорил (^ мастурбации у детей, родители подняли крик, а кормилицы говорили: «Ну да, конечно, все дети так делают…». Почему же» они раньше об этом не говорили? А дело в том, что для боль-• Творческого, созидающего потенциала (В. К.).» Враждебную установку к просвещению ж науке (В.К.).»• Третья республика существовала во Франции с 1870 по 1940год; уДольто это синоним «довоенной Франции», когда в образованиигосподствовали принципы, заложенные Жюлем Ферри. —Прим.пер.•»•До 3—5 лет (В. К.).30шинства взрослых дети играли роль животных, которых не то держат дома на положении четвероногого друга, не то разводят в хозяйстве, —смотря по тому, любят их или нет.В таком обществе, какое существовало еще в XVII веке, многие дети из зажиточных слоев общества воспитывались у кормилиц и довольно благополучно и рано достигали возраста самостоятельности. Возникает вопрос: не потому ли при кормилицах они легче переживали свою детскую сексуальность, что кормилицы не налагали запретов, которые стали налагать на них матери позже —в XVIII веке или в XIX-м, когда начали сами кормить своих детей?’Детство Людовика XIII, о котором упоминает Филипп Ариес, показывает, каким может быть ранний возраст без запретов. До шести лет взрослые вели себя с принцем извращенно: играли с его половым членом, позволяли ему играть с половыми органами других людей, ложиться в постель к взрослым, шалить с ними. Все это было позволено. Но в шесть лет его вдруг одевают по-взрослому, и отныне он должен вести себя как взрослый, повинуясь «этикету»».Такое положение как будто чревато травмами для ребенка, однако было в этом все же нечто изначально спасительное, поскольку за первые годы жизни ребенок успешно пережил свою сексуальность с чужими людьми, а не с родителями. У него было больше шансов благополучно миновать все трудности, несмотря на то, что потом его чересчур рано переодевали во взрослое платье. Его пример распространяется только на богатые классы. А как ребенок из другая слоев общества в ту эпоху мог подавить и сублимировать желание инцеста? Ему помогало то, что он очень рано начинал работать. Мать беременела часто, один младенец сменял другого на коленях у матери, и привилегия на чувственные удовольствия представлялась старшему уделом малышей, тогда как сам он уже оказывался занесенным в список семейных работников. Он понимал, что права на мать принадлежат тому, кто зачинает детей, а сам он в силу своей половой незрелости должен быть отвергнут матерью. Отец,• L’Histoire des mires du May en Age A nos jours,Yvonne Knibiehler, Catherine Fouquet, p. 90.» Ph. Aria», ouvrage cit6, I, 5, p. 145.31или заместитель отца, присутствовал постоянно, и все время, пока продолжалась плодоносная, детородная пора жизни женщины, оттеснял ребенка в сторону, поскольку тот уже не мог быть младенцем, но и не мог еще сам производить на свет детей. Но удивительно, что девочки, с четырнадцати лет, были сексуальными объектами для стариков. Может быть, именно таким образом и выражался инцест, который, в сущности, просто наступал с опозданием: «Когда я вырасту большой, я смогу обладать женщинами возраста моей матери… Когда я состарюсь, я смогу обладать моей дочерью в образе другой женщины…» Ситуация Агнессы в «Школе жен»’ была, вероятно, совершенно обычной. Я думаю, что открытие Фрейда закономерно пришлось на эпоху, когда дети гораздо чаще стали жить «в семье», вместо того, чтобы воспитываться у кормилиц или с самых юных лет уходить из семьи и приниматься за труд. В сегодняшней семье-ячейке, особенно в городах, трудности и конфликты куда более взрывоопасны, особенно когда протекают в скрытой форме. Сегодня ребенок вступает в контакт с куда более ограниченным числом взрослых, чем в былые эпохи. В XVII и XVIII веках ребенок мог переносить свои инцестуозные чувства на других женщин, которые находиливесьма забавным играть в сексуальные игры с маленькими мальчиками и юношами, которым они не приходились матерями. В сущности, легко убедиться, что сплошь и рядом сегодня ребенок, который видится с бабушками и дедушками только изредка, на семейных сборах, во многих отношениях все больше и больше замыкается в триаде: отец-мать-единственный ребенок. Ребенок втиснут в эту ячейку —а ведь сейчас принято говорить, что благодаря телевизору, групповым экскурсиям и путешествиям пространство жизни ребенка расширилось. Но все относительно. Материальное пространство расширилось, а пространство эмоциональных связей сузилось.Для переживания чувств, сопровождающих отношения между людьми, у ребенка остается куда меньше простора, чем прежде; он стал гораздо ближе к родителю и родительнице —они ему и кормильцы, и воспитатели. Прежде они вообще были не кормильцами, не воспитателями, а коллегами по трудовым и представительским ритуалам. Он действовал, как они, по отношению к миру, по отношению к пространству, а между нимистояло много взрослых-заместителей —»Имеется в виду комедия Ж.-Б. Мольера «Школа жен» (в другом переводе —«Урок женам»).

с ними он проигрывал свои чувства и свою инцестуозную сексуальность, которая посредством переноса’ переходила на людей из водительского окружения.Существовали и такие отдушины как карнавалы, маскарады.Эти праздники приносили вседозволенность неосознанных сексуальных стремлений, скрытых под маской, по меньшей мере раз в году, —в Северной Европе были два дня в холодное время года, масленица и средопостье, когда родственники и соседи, жившие бок о бок, ощущали свою анонимность: лица скрывались под масками, И можно было переживать сексуальные желания, игры, фантазии, а иногда и осуществлять их, не отождествляясь с ними, —на то и масленица.Сегодня последний день карнавала’ считается праздником отцов и превратился в чисто рекламное мероприятие по продаже всяких безделушек-Взрослые больше не переживают праздников «опускания паров» —даже в тех местах, где хотят продолжать подобные праздники из коммерческих соображений, как в Ницце, или на Севере, Или с Жилями (клоунами) в Бельгии». В нашем обществе несомненно происходит куда большее подавление желаний, чем раньше. В том числе и на уровне детей. Похоже, что в былые времена не было таких, как сейчас, запретов на сексуальные игры, ни между детьми (кроме как между братьями и сестрами), ни между детьми и взрослыми (кроме как с родителями).В XIX веке запреты существовали, но жизнь знает множество путей обойти их. Немало юношей получили первый любовный опыт со служанками. Что до девушек, то их потому и выдавали замуж очень рано, что знали: замужем или нет, они все равно станут для мужчин сексуальным объектом, и пусть уж лучше за это будет отвечать какой-нибудь мужчина, которому отец вручит свою дочь ДДХ защиты. Нам с нашими нынешними представлениями странно, ‘помочь вручали зятю вместе с деньгами, как будто жена —обуза, вместо того, чтобы требовать денег у будущего зятя, как это делается* Перенос, трансфер —в психоанализе означает процесс, посредством которого бессознательные желания переходят на те или иные объекты в рамках определенного типа отношений, установившихся с этими объектами. См.: Лапланш Ж., Понталис Ж.-Б., «Словарь…» С.531—540.*См. «. Le Carnaval deBine/if, Samuel Glotz, (1975), Ed. Duculot.33в некоторых африканских странах, где жену приходится покупать, потому что она представляет собой ценность. У нас —наоборот: приданое должно было подсластить пилюлю. На Западе в зажиточной среде замужество дочерей было до недавнего времени сродни узаконенному сутенерству. Торг по поводу приданого привносил в брак оттенок продажности. Во-первых, приданое сразу сообщало инфантильность зятю, якобы не способному самостоятельно обеспечить содержание жены, поскольку он не в состоянии даже дать за нее столько, сколько она стоит. Во-вторых, инфантильность придавалась и жене —ей словно говорили: «За тебя надо платить —сама ты ничего не стоишь». Кроме того, этим признавалось, что дочь —предмет владения отца, которому недешево стоило избавиться от этой своей собственности. Давая за дочерью приданое, он расписывался в любви к ней, и несмотря на то, что отныне она принадлежала другому мужчине, приданое, выделенное отцом, обеспечивало ему материальное присутствие в семье дочери.

Событие. СПБ «Лакан-ликбез» 8 ноября, в пятницу, в 18.00 «Великий человек как агент субъективации»

8 ноября, в пятницу, в 18.00 на новой площадке состоится первая лекция, продолжающая предыдущий сезон лакан-ликбеза «Публичность и ее последствия».

Анонс лекции «Великий человек как агент субъективации».

Тема «великого человека», der große Mann, поднимается Фрейдом в самый поздний период исследований, когда психоаналитическая практика уже полностью отделилась от ее создателя. По этой причине, равно как и по причинам более щекотливым, эта линия практически не нашла никакого отражения в дальнейшей истории психоанализа — не получив масштабного теоретического развития, она также осталась без каких-либо последствий для клиники. Вмешательство Лакана в этот вопрос не смогло кардинально изменить ситуацию — его сторонники не проявили особого интереса к толкованию фигуры Моисея и раскопкам в области библейской экзегетики, предположительно проливавшим свет на момент зарождения образа великого человека, в дальнейшем усвоенного всей западноевропейской традицией.

Тем самым в психоанализе до сих пор остается затемненной и неразработанной значительная по размерам территория, ориентация на которую могла повести дальнейшее развитие анализа в другом направлении. В частности, из нее проистекает значительный шаг к преобразованиям теории либидо, поскольку Фрейд на протяжении всей работы о Моисее поразительным и очевидно намеренным образом избегает напрашивающегося утверждения, согласно которому великий человек является объектом любви. Также это направление требует изменения взгляда на процессы образования субъектности, актуализируя самое таинственное, по выражению Лакана, заявление Фрейда о превосходстве наиболее ранней, «доисторической» идентификации с отцом над идентификацией с матерью, по пути признания главенства которой психоанализ уверенно двинулся после Фрейда ему самому вопреки.

Литература:
— Фрейд З. Человек Моисей и монотеистическая религия. Очерк III «Моисей, его народ и монотеистическая религия».
— Фрейд З. «Массовая психология и анализ человеческого я». Глава VII «Идентификация»

Просьба обратить внимание на изменение локации семинара: лекция пройдет в конференц-зале отеля Гранд-Каньон по адресу улица Шостаковича, д. 2. В дальнейшем на этой же площадке в текущем сезоне планируется презентация клинических случаев.

группа

Событие. Минск 27 октября Фрейдо Лакановский семинар «Означающее «фаллос»»

Коллеги, в воскресенье 27 октября разбираемся с означающим «фаллос», проблемный статус которого дает о себе знать в том, что:

1. Означающее «фаллос» маркирует место в Другом, где недостает означающего; это то означающее, которое указывает на отсутствие означающего.

2. В то же время «фаллос» – означающее-гарант наличия других означающих, их представленности друг другу.

3. Субъекту нелегко пережить не столько факт собственной кастрированности, сколько кастрированность другого.

4. И лучшее из рекомендуемой к прочтению части XVII «Символ Ф» Семинара 8 «Перенос»: правильный ответ на вопрос, в сердцевине которого уже есть кастрация, «что я есть?» — «дай себе быть».

Встречаемся в 14.00 27.10.19 на Троицкой набережной, 6.

группа https://www.facebook.com/groups/401326963347784/permalink/1465423496938120/

Событие. Минск 26-27 октября Семинар «Обсесиссивно-компульсивое расстройство»

26–27 октября в рамках курса «Основы когнитивно-поведенческой терапии» пройдёт семинар Якова Кочеткова, посвященный работе с обсессивно-компульсивным расстройством в КПТ.

В ПРОГРАММЕ СЕМИНАРА:

1. Диагностика. Виды обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР). Распространенность. ОКР с плохим инсайтом

2. Современные модели ОКР. Модели оценок Салковскиса и Рахмана, метакогнитивная модель, модель О’Коннора.

3. Особенности мышления при ОКР. Допущения и убеждения.

4. Диагностический этап. Анализ, пробные эксперименты, опросники.

5. Психологическое информирование. Разъяснение когнитивной модели ОКР, мотивация, постановка целей.

6. Когнитивные техники. Работа с допущениями и убеждениями, нормализация навязчивых мыслей. Анализ механизма и суммирование вероятностей.

7. Поведенческие техники. Экспозиция и предотвращение ритуалов, поведенческие эксперименты.

8. Работа с магическим мышлением. Что такое магическое мышление? Его особенности? Модификация магического мышления.

9. Работа с семьей. Информирование партнеров/семьи, участие в совместной экспозиции.

10. Теория эмоциональных схем. Развитие навыков выражения негативных эмоций. Конфликтные чувства.

11. Современные модели работы. Iinference-based approach, метакогнитивный тренинг, расщепление ассоциаций.

12. Элементы методов «третьей волны». Стратегии преодоления стыда и вины – СFT, ACT.

ВЕДУЩИЙ:

Кочетков Яков Анатольевич (Россия).

Директор Центра когнитивной терапии.
Кандидат биологических наук, клинический психолог, руководитель программы повышения квалификации по КБТ на психологическом факультете МГУ им. М.В. Ломоносова.

ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ МОМЕНТЫ:

— Формат и длительность: 2 дня (суббота 10:00–18:00 и воскресенье 10:00–16:00) – всего 14 часов.

— Место обучения: г. Минск, Институт психологии (ул. Ф. Скорины, 13).

— По итогам семинара выдается сертификат от Белорусского Общества когнитивно-поведенческой терапии.

ПОЛУЧИТЬ БОЛЕЕ ПОДРОБНУЮ ИНФОРМАЦИЮ И ЗАПИСАТЬСЯ НА СЕМИНАР:

организатор Анастасия +375293241234( viber, telegram)https://www.facebook.com/glebunishka

События. ИППиП Открытая лекция Карин Мин «Насилие: происхождение и психотерапия»

21 сентября 2019 г. в рамках первой российской программы по судебной психотерапии пройдет открытая лекция Карин Мин «Психоз или личностное расстройство — что лежит в основе насилия?» и «Психотерапевтическая работа с членами организованных преступных групп».

Докладчик: Карин Мин — психоаналитик, психиатр, президент Международной ассоциации судебной психотерапии, председатель комитета по изучению насилия Международной психоаналитической ассоциации, член Британского психоаналитического совета и Института психоанализа. Более 30 лет проработала в Портмановской клинике и психиатрической больнице строгого режима Бродмур, где она занималась преступниками, страдавшими психическими расстройствами. Участвовала в разработке терапевтических программ для работы с членами организованных преступных группировок. Вице-президент благотворительной организации Loudoun Trust по защите детей от насилия. Обучает работников службы пробации, руководящий состав полиции и специалистов сферы охраны психического здоровья основам судебной психотерапии. Сферой ее интересов является, в том числе, долгосрочная психотерапевтическая работа с пациентами, страдающими серьезными нарушениями психического развития, возникшими в результате ранней травматизации. Автор нескольких книг и глав в тематических книгах.

Место проведения:

Лекция пройдет 21 сентября 2019 г. с 10:00 до 13:30 в Москве в Институте практической психологии и психоанализа. Условия регистрации, стоимость, информацию о докладчиках и прочие детали вы можете найти здесь, а также уточнить у члена Правления Международной ассоциации судебной психотерапии Константина Немировского.
Стоимость: 3000 руб.
Количество мест ограничено — требуется предварительная регистрация и оплата участия.

Минский постоянный семинар Фрейдо-Лакановского толка для всех желающих.

В Минске работает семинар, в рамках которого происходит обсуждение психоаналитических концептов и идей. К участию приглашаются все интересующиеся психоанализом фрейдо-лакановского толка. Семинар проходит два раза в месяц по воскресеньям по адресу: Троицкая набережная, 6. Ведет семинар Галина Русецкая. Контактный адрес: tal44727@gmail.com (Любовь Гаврилюк). Для информационной поддержки работает открытая фб-группа, в которой размещаются анонсы встреч. Ссылка на группу:
https://www.facebook.com/groups/401326963347784/

Открытое письмо представителей психоаналитических общественных объединений РО ЕКПП-Екатеринбург

оригинал http://russia.ecpp.org/news/otkrytoe-pismo-predstaviteley-psihoanaliticheskih-obshchestvennyh-obedineniy-ro-ekpp?fbclid=IwAR2_CUlzTUo6y0s1aeZZlUy3ncx2udfiGPMzMHZHHLqNzHcCP3Mui7Q0pa0

Открытое письмо Амусина Г.Л., Гусевой С.Г., Кононова Р.А., Низамова В.А., Шибаевой И.В.

Членам РО ЕКПП-Екатеринбург.

Уважаемые коллеги, члены РО ЕКПП-Екатеринбург!

30 декабря 2018 г. мы (перечисленные выше), как и вы, получили рассылку, в теме которой было написано: «Общее собрание членов РО-Екатеринбург и Заявление на членство». В тексте рассылки извещается о проведении 20 января Общего собрания членов РО-Екатеринбург МОО РПиП «ЕКПП», президентом которой обозначена Мизинова Т.В. Так же обозначена повестка дня с избранием Председателя, Правления и других органов обозначенной организации.
11 января 2019 г. мы, члены РО ЕКПП-Екатеринбург, получили еще раз подобную рассылку.

Констатируем следующее:

  1. Общее собрание членов РО ЕКПП-Екатеринбург, согласно документам ЕКПП-Россия, имеет право собирать Председатель РО и никто иной. В ситуации, когда Потемкина Е.А. сняла с себя обязанности Председателя, исполняющими обязанности назначены: Амусин Г.Л. и Шлыков В.Н.
    В данных рассылках подписи исполняющих обязанности Председателей отсутствуют. Решения Правления о подобном собрании нет. Решения Правления об использовании ресурсов (сайта и казны) РО ЕКПП-Екатеринбург нет.  
  2. Объявление об Общем собрании РО ЕКПП должно осуществляться за 1 месяц (т.е. 30 суток). В данных рассылках собрание объявляется за 3 недели.
  3. В теме рассылки объявляется Общее собрание РО ЕКПП-Екатеринбург, а на самом деле собирается другая организация.
  4. В рассылке указана аббревиатура организации, но нет самого названия организации. Есть лишь знакомый, узнаваемый бренд – «ЕКПП».
  5. Неизвестно кто предлагает  подписать заявление о вступлении, не предоставляя полной информации об организации, ее Уставе, ее целях, задачах, принципах, ее управляющих органах, о размере вступительного взноса.
  6. Данные рассылки не имеют отношения к РО ЕКПП-Екатеринбург, но используют информационную базу и ресурс РО ЕКПП-Екатеринбург.

Мы, члены РО ЕКПП-Екатеринбург, представители психоаналитических общественных объединений, зарегистрированных в Минюсте:

  • и.о. Председателя РО ЕКПП-Екатеринбург, тренинговый аналитик ЕКПП Амусин Г.Л. (член Уральского общества психоаналитической психотерапии);
  • супервизор ЕКПП Гусева С.А. (Президент «Центра Психоанализа»);
  • супервизор ЕКПП Кононов Р.А. (Президент Уральской Ассоциации Аналитической Психологии и Психоанализа);
  • супервизор ЕКПП Низамов В.А. (Президент Союза профессиональных психоаналитиков);
  • специалист ЕКПП Шибаева И.В. (Руководитель психологического центра «Потенциал»)

— не станем сами и другим не рекомендуем вступать в общество, которое нарушает положения  ЕКПП, использует ресурсы данной организации, вводит коллег в заблуждение.


Амусин Г.Л., Гусева С.А., Кононов Р.А., Низамов В.А., Шибаева И.В.
12.01.2019.

Статья. Зигмунд Фрейд. Неизбежна ли война? Письмо Альберту Эйнштейну

Вена, сентябрь 1932

Дорогой господин Эйнштейн!

Узнав, что вы намереваетесь предложить мне участвовать в обсуждении темы, интересующей вас и, по вашему мнению, заслуживающей внимания других людей, я сразу же согласился. Я предполагал, что избранная вами тема будет обсуждаться на уровне возможных сегодня знаний, и каждый из нас, физик или психолог, сможет найти свой особый подход к ней, и, таким образом, все мы, отправившись в путь с разных сторон, смогли бы встретиться в одном и том же пункте. Но затем меня привела в большое изумление постановка вопроса: что можно сделать, чтобы отвести от человечества зловещую опасность войны. В первый момент я буквально испугался при ощущении своей (я едва не сказал – нашей) некомпетентности, поскольку вопрос о войне казался мне практической задачей, разрешаемой государственными деятелями. Но затем я понял, что вы поставили вопрос не как естествоиспытатель и физик, но как гуманно настроенный человек, действующий в рамках призывов Лиги Наций, подобно тому как исследователь Севера Фритьоф Нансен взял на себя миссию помощи голодающим и оставшимся без родины жертвам мировой войны. Я подумал также и о том, что от меня не ждут практических предложений, я должен всего лишь рассказать, как выглядит проблема предотвращения войны с точки зрения психолога.

Но и об этом вы уже сказали в своем письме самое главное. Тем самым вы ослабили ветер в моих парусах, и я охотно поплыву в вашем кильватере, довольствуясь подтверждением всего, что вы пишете, но разверну ваши тезисы более пространно на основании моих знаний или предположений.
Вы начинаете с отношения права и власти. Наверняка это верный исходный пункт для нашего исследования. Но нельзя ли мне заменить слово «власть» более резким и жестким словом «сила»? Право и сила являются сегодня противоположностями. Легко показать, что право возникло из силы, и, если мы отойдем к истокам и посмотрим, как это произошло в самом начале, мы без усилий увидим суть проблемы. Но извините меня, что я сейчас изложу всем известное и общепризнанное так, словно бы я рассказывал нечто новое, наша тема заставляет меня сделать это.

Принципиальным является то, что конфликты интересов разрешаются среди людей с помощью силы. Так обстоит дело во всем животном мире, из которого человек не должен себя исключать; у людей добавляются лишь конфликты мнений, простирающиеся до высочайших вершин абстракции и требующие, по всей видимости, других способов своего разрешения. Но это более позднее осложнение. Вначале в небольшой человеческой орде лишь сила мышц решала, кому что должно принадлежать и чья воля должна возобладать. Но очень скоро сила мышц дополняется и заменяется использованием предметов для защиты и нападения; побеждает тот, у кого есть лучшее оружие и кто более ловко умеет им пользоваться. Уже с появлением оружия духовное превосходство начинает занимать место голой мускульной силы; конечная же цель схватки остается неизменной – один из противников посредством наносимых ему повреждений и ослабления его сил должен отказаться от своих притязаний и противоборства. Наиболее основательно эта цель достигается в том случае, если сила устраняет противника, то есть убивает его. Преимущества здесь в том, что противник уже никогда больше не поднимется для нового сопротивления и его судьба будет устрашать всех, желающих последовать его примеру. Кроме того, убийство врага удовлетворяет инстинктивную склонность, о которой мы поговорим позднее. Но намерению убить противостоит соображение, что врага можно использовать для полезных работ, если, победив и укротив его, сохранить ему жизнь. В таком случае сила удовлетворяется порабощением врага, но победитель теперь должен считаться с жаждой мести побежденного, и тем самым он ослабляет свою собственную безопасность.

Таким представляется первоначальное состояние, господство большей власти, голой или опирающейся на интеллект силы. Мы знаем, что этот режим в ходе развития изменился, дорога вела от силы к праву, но какова эта дорога? По-моему, возможен был лишь один путь. Суть его в том, что большая сила одного могла быть ослаблена благодаря объединению нескольких слабых. L’union fait la force1. Сила сламывается единством, власть этих объединившихся представляет собой право в противоположность силе отдельного человека. Мы видим, что право – это власть группы, сообщества. Право и в данном случае все еще сила, направленная против каждого отдельного человека, сопротивляющегося этой группе, оно работает силовыми средствами и преследует те же цели. Действительное различие заключается лишь в том, что решает уже не сила каждого отдельного человека, но сила сообщества. Но чтобы осуществился поворот от силы к новому праву, должно быть выполнено одно психологическое условие. Объединение многих должно быть постоянным, длительным. Если же оно устанавливается лишь для победы над кем-то одним, сверхсильным, и распадается по достижении цели, то этим еще ничего не достигается. Кто-то другой, считающий себя сильнее, снова будет стремиться к господству, и эта игра будет продолжаться до бесконечности. Сообщество должно сохраняться, организовываться, создавать предписания, предупреждающие опасные мятежи, определять органы, наблюдающие за выполнением предписаний или законов, и обеспечивать регулярные и своевременные силовые акции. На основе признания подобного единства интересов среди членов подобным образом объединившейся группы людей формируется общность чувств и чувство общности, что и составляет их реальную крепость.

Тем самым, на мой взгляд, налицо уже все существенное – преодоление силы посредством перенесения власти на более крупное единство, поддерживаемое общностью чувств своих членов. Все дальнейшее есть лишь детализация и повторение. Отношения будут простыми до тех пор, пока сообщество будет представлено некоторым числом одинаково сильных индивидуумов. В подобном случае законы этого объединения диктуются тем, в какой мере каждый отдельный человек должен отказаться от личной свободы в использовании своей силы как власти, чтобы сделать возможной совместную жизнь членов сообщества. Но подобное состояние покоя можно помыслить лишь теоретически, в действительности же положение дел осложняется тем, что сообщество с самого начала охватывает неравные с точки зрения силы компоненты: мужчин и женщин, родителей и детей, а после войны и порабощения еще и победителей и побежденных, которые по отношению друг к другу выступают как хозяева и рабы. Право сообщества в таком случае становится выражением неравного соотношения сил в его среде, законы издаются теми, кому принадлежит власть, охраняют их интересы и предоставляют мало прав побежденным. С этого момента в сообществе наличествуют два источника правовых волнений и правовых усовершенствований. Во-первых, это попытки отдельных из власть имущих возвыситься над общепринятыми ограничениями и вернуться от господства права к господству силы, во-вторых, постоянные попытки угнетенных добиться большей власти и подтверждения этого законом, что означало бы продвижение вперед от неравного права к равному праву для всех. Это последнее устремление становится особенно значительным, когда внутри общественного организма происходят действительные смещения в соотношении сил, как это и случается под воздействием многочисленных исторических факторов. Право может в таком случае постепенно приспосабливаться к новому соотношению сил, или – что случается чаще – господствующий класс оказывается неготовым к тому, чтобы признать правомерность подобных изменений, – так начинаются восстания, гражданские войны, то есть происходит временное упразднение права, и снова начинается проба сил, в результате которой устанавливается новый правопорядок. Но есть и еще один источник изменения права, обнаруживающий себя исключительно мирным способом,– это культурное развитие членов человеческого сообщества, что, впрочем, относится уже к такому контексту, который может быть принят во внимание лишь позднее.

Таким образом, мы видим, что и в рамках одного сообщества не удается избежать силового разрешения вступающих в конфликт интересов. Но воздействие объединяющих моментов, обусловленных совместной жизнью на одной и той же территории, благоприятствует быстрому окончанию подобных схваток, так что постоянно возрастает вероятность мирных исходов. И все же взгляд на историю человечества открывает нашим глазам беспрерывную цепь конфликтов между одним сообществом и другим или даже несколькими, между большими и меньшими группами, областями, местностями, племенами, народами, империями, которые почти всегда разрешаются при помощи силы и посредством войны. Подобные войны заканчиваются ограблением или полным порабощением, завоеванием одной из воюющих сторон. О захватнических войнах нельзя судить одинаково. Одни из них, исходившие, к примеру, от монголов или турок, приносили сплошные беды, другие же, напротив, способствовали преображению силы в право, ибо в результате их образовывались более крупные сообщества, внутри которых запрещалось применение силы и конфликты разрешались на базе нового правопорядка. Так, завоевание римлянами стран Средиземного моря привело к бесценному Pax Romana. Страсть французских королей к приросту территории привела к созданию мирной, объединенной и цветущей Франции. Как ни парадоксально это звучит, но нельзя отрицать, что война могла бы стать средством к достижению желанного «вечного» мира, ибо именно благодаря ей создавались те большие сообщества, внутри которых сильная центральная власть устраняла дальнейшие войны. Но все же война не стала этим средством, поскольку успехи завоеваний, как правило, недолговременны; вновь созданные единства и сообщества опять распадаются, по большей части из-за недостаточного притяжения отдельных частей, объединенных насильно. И кроме того, завоевания до сих пор способствовали лишь частичным объединениям, хотя бы и на больших пространствах, конфликты же между ними становились затем еще более неизбежными. В результате всех этих воинских усилий человечество заменило многочисленные, практически непрерывные локальные войны редкими, но тем более опустошительными тотальными войнами.

Обращаясь к нашей современности, мы получим тот же результат, который уже вытекает из этого краткого обзора. Надежное предотвращение войн возможно лишь в том случае, если люди объединятся для введения центральной власти, которой передадут право окончательного решения во всех конфликтах, вытекающих из различия интересов. Для этого должны быть непременно выполнены два условия: то, что такая верховная инстанция будет создана, и то, что ей будет предоставлена необходимая власть. При отсутствии одного из этих условий ничего не получится. Лига Наций задумывалась в качестве подобной инстанции, но второе условие оказалось невыполненным; Лига Наций не имеет собственной власти и может получить ее лишь в том случае, если члены нового объединения, отдельные государства, передадут ей свою власть. Но в настоящее время на это слишком мало надежды.

Институт Лиги Наций совершенно невозможно понять, если не знать, что она представляет собой попытку, на которую история человечества отваживалась нечасто, а возможно, еще и ни разу в подобном масштабе. Это попытка обосновать авторитет, то есть принуждающее к подчинению влияние, обычно основанное на власти, на апелляции к некоторым идеальным предпосылкам. Мы уже слышали, что две вещи удерживают сообщество вместе: давление силы и общность чувствований составляющих его людей, что иначе можно еще назвать идентификацией. Если один из этих моментов вдруг теряет силу, то сообщество еще может сохраниться. Общность чувств или объединяющие идеи, естественно, могут иметь значение лишь тогда, когда в них находят свое выражение весьма важные общие черты членов сообщества. Речь идет лишь о том, насколько они сильны. История учит, что они и в действительности имели порой довольно большое влияние. Панэллинистическая идея, к примеру, то есть сознание того, что быть членом определенного социума есть нечто лучшее, чем находиться за его пределами в качестве варваров, идея, получившая столь яркое выражение в амфиктиониях, оракулах и празднествах, была достаточно сильной, чтобы смягчить и способы ведения войны среди самих греков, но все же не могла предотвратить того, чтобы между отдельными частями греческого народа прекратились военные столкновения, и даже того, чтобы какой-то город или союз городов удержать от союза с персами, если требовалось наказать кого-то непокорного. В эпоху Ренессанса христианское чувство общности, силу которого нельзя приуменьшать, оказалось не в состоянии удержать малые и большие христианские города от того, чтобы во время их войн друг с другом не обращаться за помощью к турецкому султану. Также и в наше время нет такой идеи, которая заключала бы в себе подобный объединяющий авторитет. Слишком очевидно, однако, что властвующие сейчас над народами национальные идеалы работают на разъединение и на войну. Есть люди, которые предсказывают, что лишь повсеместное распространение большевистского образа мыслей может покончить с войнами, но в любом случае мы сегодня еще слишком удалены от подобной цели, и, по всей видимости, это стало бы достижимым после ужасающих гражданских войн. Таким образом, попытка заменить реальную власть властью идей сегодня еще обречена на неудачи. Ошибка в расчете начинается там, где забывают, что право у истоков своих было голой силой и что еще и сегодня оно не может обойтись без поддержки силы.

Теперь я могу прокомментировать еще одно из ваших положений. Вы удивляетесь тому, насколько легко людей охватывает военная истерия, и предполагаете, что в людях есть некий инстинкт ненависти и уничтожения, который подталкивает их к войне. И опять я должен полностью согласиться с вами. Мы верим в существование подобного влечения и как раз в последние годы стремились изучить его внешние проявления. Разрешите мне в этой связи изложить вам хотя бы часть теории влечений, к которой психоанализ пришел в результате многих проб и сомнений. Мы предполагаем, что влечения человека бывают лишь двоякого рода: либо такие, которые стремятся сохранить и объединить – мы называем их эротическими, совершенно в смысле Эроса в «Пире» Платона, или сексуальными с сознательным расширением популярного представления о сексуальности, – либо другие, стремящиеся разрушать и убивать, – мы называем их обобщенно агрессивным или деструктивным влечением. Вы видите, что речь, собственно говоря, идет лишь о теоретическом прояснении общеизвестного противопоставления любви и ненависти – противоположность, восходящая, вероятно, к более древней полярности притяжения и отталкивания, с которой вы сталкиваетесь в вашей области. Только давайте не будем торопиться слишком быстро трансформировать эти понятия в Добро и Зло. Оба эти влечения в равной мере необходимы, их взаимодействие и противодействие порождает явления жизни. И дело обстоит таким образом, что едва ли когда-нибудь одно из этих влечений может проявить себя изолированно, оно всегда связано с некоторой примесью с другой стороны или, иначе говоря, сплавлено так, что цель каждого из них модифицируется и становится достижимой лишь с помощью названного сплава. Так, например, инстинкт самосохранения является, без сомнения, эротическим по своей природе, но именно он нуждается в агрессивности, чтобы претвориться в жизни. Таким же образом любовное влечение, направленное на внешние объекты, нуждается в сплаве с влечением к овладению – лишь при этом условии оно вообще будет в состоянии овладеть своим объектом. Трудности, возникающие при попытках изоляции обоих видов влечений в их внешних проявлениях, очень долго препятствовали их опознанию.

Если вы захотите последовать за мной еще дальше, то придется обратить внимание на то, что в поступках людей заметно еще одно осложнение, но уже несколько иного свойства. Крайне редко поступок является результатом одного-единственного позыва влечения – пусть уже и представляющего собой сплав эроса и разрушения. Как правило, в одном действии соединяются многие мотивы, сплавленные подобным образом. Один из ваших коллег уже знал об этом, я имею в виду профессора Т. Хр. Лихтенберга, преподававшего во времена наших классиков физику в Гёттингене; но, возможно, он был более крупным психологом, чем физиком. Он изобрел розу мотивов, когда сказал: «Побудительные мотивы, по которым человек что-то делает, могут быть систематизированы так же, как 32 ветра, и названия их располагаются подобным же образом, например: хлеб – хлеб – слава или слава – слава – хлеб». Таким образом, когда людей призывают к войне, то многие позывы их души отвечают на этот призыв утвердительно, позывы благородные и подлые, такие, о которых говорят вслух, и другие, о которых молчат. В данном случае у нас нет повода говорить обо всех. Но среди них, безусловно, присутствует влечение к агрессии и разрушению; неисчислимые жестокости истории и текущих дней поддерживают существование этого влечения и его силу. Переплетение деструктивных влечений с другими, эротическими и идеальными, конечно, облегчает их удовлетворение. Порой, когда мы слышим о чудовищных событиях в истории, возникает впечатление, что идеальные мотивы были лишь поводом для разгула деструктивных страстей, в иных же случаях, как, например, в жестокостях святой инквизиции, нам представляется, что идеальные мотивы превалировали в сознании, деструктивные же давали им бессознательное подкрепление. И то и другое вполне возможно.

Мне кажется, что я уже злоупотребил вашим интересом к теме, направленным на предотвращение войны, а не на наши теории. И все же мне хотелось еще на мгновение задержаться на влечении к разрушению, внимание к которому все еще не соответствует его значению. На основании некоторых умозаключений мы пришли к выводу, что это влечение заключено внутри каждого живого существа и направлено на то, чтобы разрушить его, снова свести жизнь к состоянию неживой материи. Это влечение с полной серьезностью заслуживает названия влечения к смерти, тогда как эротические влечения представляют собой стремление к жизни. Влечение к смерти становится разрушительным влечением, когда оно с помощью особых органов обращается наружу, против объектов. Живое существо, если можно так выразиться, сохраняет свою жизнь тем, что разрушает чужую. Но все же определенная доля влечения к смерти остается действовать и внутри живого существа, и мы в своей практике пытались вылечить наших пациентов, у которых деструктивное влечение было загнано вовнутрь. Мы даже пришли к крамольной мысли о том, что возникновение нашей совести объясняется именно этим поворотом агрессии вовнутрь. Нетрудно заметить, что в случае слишком большой активизации этого процесса можно ожидать ухудшения здоровья, в то время как поворот этих деструктивных влечений во внешний мир облегчает живые существа и действует на них благоприятно. Это своего рода биологическое извинение всех ужасных и опасных устремлений, которые мы пытаемся преодолеть. При этом нужно признать, что они ближе к природе, чем наше восстание против них, для которого мы также еще должны найти объяснение. Возможно, у вас возникает впечатление, что наши теории являются своего рода мифологией, в таком случае эта мифология не из самых обнадеживающих. Но разве любая естественная наука не сталкивается в конце концов с подобного рода мифологией? Разве у вас в физике сегодня дела обстоят иначе?

Из всего сказанного мы можем сделать по крайней мере вывод, что желание лишить человека его агрессивных наклонностей практически неосуществимо. Говорят, что есть счастливые уголки земли, где природа с избытком предоставляет человеку все необходимое, и там есть племена, живущие в блаженной кротости, незнакомые с насилием и агрессией. Я с трудом могу в это поверить и охотно бы узнал побольше об этих счастливцах. Так же и большевики надеются, что они смогут совершенно избавиться от человеческой агрессивности, обеспечив удовлетворение материальных потребностей и установив равенство среди членов общества. Я считаю это иллюзией. В настоящее время они усиленно вооружаются и удерживают своих сторонников не в последнюю очередь благодаря разжиганию ненависти против всех, кто не с ними.

Впрочем, как вы сами заметили, речь идет не о том, чтобы полностью устранить человеческое влечение к агрессии; можно попытаться отвлечь его так далеко в сторону, что оно необязательно должно будет находить свое выражение в войне.

Наше мифологическое учение о влечениях легко подсказывает формулу опосредованного пути борьбы с войнами. Если готовность к войне возникает под воздействием влечения к разрушению, то проще всего было бы направить против него противника этого влечения, то есть эрос. Войне должно противоборствовать все, что объединяет чувства людей. Эти связи могут быть двоякого рода. Во-первых, связи, напоминающие отношения к объекту любви, но лишенные сексуальной цели. Психоаналитик не должен смущаться, если он в подобном случае говорит о любви, ведь и религия утверждает то же самое: «Возлюби ближнего твоего, как самого себя»2. Подобное требование легко выдвинуть, но трудно исполнить. Другой род связей, основанных на чувствах, возникает с помощью идентификации. Все, что объединяет людей в существенных вещах, вызывает у них общность чувств, идентификации. На них во многом основывается строительство человеческого общества.

Из вашей жалобы на злоупотребление авторитетом я вывожу вторую возможность опосредованной борьбы с наклонностью к войнам. То, что люди распадаются на вождей и подчиненных, является врожденным и неустранимым неравенством людей. Подчиненные и зависимые составляют огромное большинство, они нуждаются в авторитете, который вместо них берет на себя принятие решений, которым они подчиняются по большей части добровольно и безусловно. И здесь можно порассуждать о том, насколько важно было бы воспитать прослойку самостоятельно думающих, бесстрашных, стремящихся к истине людей, которые могли бы управлять несамостоятельными массами. Вряд ли стоит доказывать, что злоупотребления государственной власти и запрет на мышление со стороны церкви мало благоприятствуют подобному воспитанию. Идеальное состояние, конечно, возможно в сообществе людей, которые подчинили бы жизнь своих влечений диктатуре разума. Ничто другое неспособно вызвать столь совершенного и прочного объединения людей – даже при условии отказа от основанных на чувствах связях между ними. Но в высшей степени вероятно, что и это всего лишь утопическая надежда. Другие пути опосредованного предотвращения войны являются наверняка более доступными, но они не обещают быстрого успеха. Не хочется думать о мельницах, которые мелют так медленно, что скорее можно умереть от голода, чем дождаться муки.

Вы видите, как мало можно извлечь пользы, советуясь с далеким от текущих дел теоретиком, когда требуется решение настоятельных практических задач. Пожалуй, лучше в каждом конкретном случае пытаться предотвратить опасность теми средствами, которые в данный момент находятся под рукой. Но мне хотелось бы обсудить еще один вопрос, который вы не поднимаете в вашем письме, но который меня особенно интересует. Почему мы так ненавидим войну, вы и я и многие другие, почему мы не воспринимаем ее столь же естественно, как мы воспринимаем всякие иные досадные горести жизни? Ведь война как будто вытекает из самой природы вещей, имеет под собой твердую биологическую основу, и на практике ее едва ли можно избежать. Не ужасайтесь моей постановке вопроса. Для исследовательских целей, по-видимому, возможно натянуть на себя маску превосходства, которой мы не обладаем перед лицом действительности. Ответ же будет следующим: потому, что каждый человек имеет право на свою собственную жизнь, потому, что война уничтожает исполненные надежд человеческие жизни, ставит отдельного человека в самое унизительное положение, вынуждает его убивать других людей, чего он не хочет делать, война уничтожает огромные материальные ценности, результаты человеческого труда, да и многое другое. Равно как и то, что война в ее сегодняшнем виде не предоставляет больше возможности осуществить старые героические идеалы, а будущая война вследствие усовершенствования средств разрушения будет означать уничтожение одного или даже обоих противников. Все это правда, и выглядит она столь убедительно, что остается только удивляться, почему военные действия все еще не отброшены с помощью всеобщей человеческой договоренности. Хотя о некоторых из приведенных выше тезисов можно было бы и поспорить. Например, о том, должно или не должно сообщество иметь право на жизнь отдельного человека; о том, что нельзя в одинаковой степени проклинать все виды войн; до тех пор пока на свете есть богачи и отдельные нации, готовые к безоглядному уничтожению других наций, эти другие нации должны быть готовы к вооруженной борьбе. Но мы не хотим останавливаться на этом, поскольку это не относится к дискуссии, в которой вы пригласили меня участвовать. Моя же мысль нацелена на другое: я думаю, мы ненавидим войну потому, что иначе не можем. Мы – пацифисты, мы должны быть ими в силу нашей натуры. И потому нам должно быть легко найти аргументы для оправдания нашей позиции.
Мое утверждение, видимо, требует некоторых объяснений. Я имею в виду следующее: с незапамятных времен человечество включилось в процесс культурного развития. (Я знаю, что многие предпочитают слово «цивилизация».) Этому процессу мы обязаны всем лучшим, что мы создали, равно как и заметной частью того, от чего мы страдаем. Поводы и истоки этого процесса скрыты в темноте, его исход неизвестен, отдельные его черты легко опознаваемы. Возможно, он приведет к угасанию человеческого рода, поскольку он самыми разнообразными способами воздействует на сексуальную функцию и уже сегодня нецивилизованные расы и отсталые слои населения размножаются интенсивнее, чем высокоцивилизованные. Видимо, этот процесс можно сравнивать с процессом приручения некоторых видов животных; вне всякого сомнения, он влечет за собой и изменения в конституции тела; мы все еще не свыклись с мыслью о том, что культурное развитие представляет собой особый органический процесс. Сопутствующие этому культурному процессу изменения психики очевидны и недвусмысленны. Они состоят в прогрессирующем смещении целей влечений и ограничении инстинктивных позывов. Сенсационные наслаждения, доставлявшие радость нашим предкам, стали нам безразличны или даже отвратительны; и если наши этические и эстетические требования к идеалу изменились, то это имеет под собой органические обоснования. Из психологических характерных черт культуры две представляются мне наиважнейшими: усиление интеллекта, который начинает подчинять себе жизнь влечений, и перемещение склонности к агрессии вовнутрь осознающей себя личности со всеми вытекающими отсюда преимуществами и опасностями. Психические установки, на которые настраивает нас культурно-исторический процесс, вступают в самое кричащее противоречие с войной, и уже поэтому мы должны ненавидеть войну, мы просто не можем ее больше выносить, и в данном случае это уже не только интеллектуальное или эмоциональное отталкивание, у нас, пацифистов, война вызывает физическое отвращение, своего рода идиосинкразию в самой крайней форме. И в то же время кажется, что эстетическое безобразие войны подталкивает нас к ненависти почти в такой же степени, как и ее ужасы.

Как долго еще придется нам ждать, пока и другие также станут пацифистами? Этого нельзя предсказать, но, возможно, это не такая уж утопическая надежда, и под воздействием обоих факторов, влияния культуры и оправданного страха перед последствиями будущей войны, еще в обозримое время будет положен конец войнам. На каких путях или окольных дорогах это произойдет, мы не можем пока предвидеть. И все же мы осмеливаемся утверждать: все, что способствует культурному развитию, работает также и против войны.

Я сердечно приветствую вас и прошу прощения, если мои соображения разочаровали вас.

Ваш Зигмунд Фрейд

Статья. Николь Шнаккенберг. «Компульсивное использование косметических и других процедур при нарушениях образа тела»

При прочтении выдержки из этой книги можно заметить, что практически все описывают навязчивое использование косметических и/или медицинских процедур для того, чтобы «починить» переживаемый дефект или дефекты.

 


Об этом свидетельствует случай с Минни *, сделавшей хирургическую пластику носа в восемнадцать лет; история с Эндрю, проколовшего уши в шестнадцать; Лизы, перенесшей операцию по увеличению груди (и ее желание снова увеличить) и много других подобных историй. Подобный опыт людей говорит о неспособности воспринять что-то еще, кроме хирургического и/или другого косметического лечения. Приведем всего два примера: Хелен, описывала поиски косметических процедур в Интернет до 4-х утра и Ханна, отчаянно добивавшейся процедуры косметической хирургии в возрасте 9-ти лет, чтобы «исправить» свою кожу.
* Описание случая Мини будет представлено в следующей статье

Неудивительно, что люди с диагнозом дисморфическое расстройство (ДР), частью которого является желание исправить переживаемый дефект или дефекты, часто ищут подобного лечения.

Исследование Филлипса и др. (2001) (Phillips and colleagues) показало, что 75% из 250 человек страдающих ДР, думали прибегнуть к косметическому лечению и 66% получили такое лечение. Часто стремление к такого рода процедурам ненадолго приносит ощущение надежды; люди, страдающие дисморфией постоянно говорят о том, что устранение переживаемого дефекта(ов) позволит им переживать меньше беспокойства по поводу социальной неустроенности, повысить самооценку и в общем поддержит способность наслаждаться жизнью. К сожалению, косметические или подобные вмешательства, более чем часто не приводят к желаемой материализации этой надежды.

В 1993 году исследование Филлипса и др. (Phillips and colleagues) показало, что только 4% людей, страдающих ДР, получивших хирургическое лечение, считают, что оно было им полезно.

Другое исследование, проведенное Виал (Veale) в 2000, говорит о 16% людей с диагнозом ДР, свидетельствующих о снижении тревоги, связанной со своей внешностью после косметических процедур. Шокирующим в этом исследовании было то, что девять из двадцати пяти испытуемых были настолько недовольны результатами хирургического вмешательства, что провели эти процедуры «самостоятельно» дома. Не каждый человек, страдающий ДР, требует и получает процедуру косметической хирургии, хотя показатели исследований высокие. Стоматология и дерматология – две сферы к услугам которых довольно часто прибегают. К примеру, Доминик рассказывал о том, как на пике обострения, он ежедневно часами накладывал крем на ноги, Дэнни использовал не менее одного тюбика крема против угревой сыпи за один раз и Каролина переносила невероятные стоматологические процедуры, чтобы избавиться от, как она говорила, «клыков».

Повторюсь, косметическая хирургия и другие косметические вмешательства, такие как стоматология и дерматология редко помогают людям, страдающим ДР.

Физическое изменение внешности не меняет психологических причин возникновения расстройств, являющихся предпосылками появления внешних недостатков. Люди, страдающие от нарушений образа тела, фиксируются на устранении физических недостатков за счет изначальных психологических баталий, таких как низкая самооценка
Читайте главу об опыте раннего возраста из книги Николь Шнаккенберг «Мнимые тела, подлинные сущности»

Наиболее часто фокус смещается от ДР, если один из аспектов внешности «исправляется» или признается удовлетворительным. К примеру, фокус внимания Минни после перенесенной операции, смещается с носа на кожу и волосы, также и у Эндрю после длительной фиксации на коже последовало прокалывание ушей.

Диагноз ДР указывает на необходимость выражения внутренних психологических и эмоциональных баталий и коррекцию поведения, связанного с расстройством. 

Уделяя достаточно внимания этим зонам, люди с диагнозом дисморфии, постепенно говорят о том, что стали больше принимать или даже полностью принимают свою внешность и дефекты, в зависимости от стадии выздоровления. Действительно, примером выздоровления является Карла-Марк Томпсон, ставшей победительницей конкурса красоты (UK-2017) и выступившей по национальному телевидению. Она говорит: «Сейчас я могу говорить о своих негативных мыслях и эмоциях прежде чем они станут нагнетаться».

Материал предоставлен в рамках серии семинаров
«Мнимые тела, подлинные сущности»

Зимний ретрит MINDFULNESS 2018

ЗИМНИЙ РЕТРИТ MINDFULNESS 2-4 ФЕВРАЛЯ.
Дорогие друзья, у вас есть возможность стать участниками трёхдневного зимнего ретрита, в течение которого вы обучитесь применять практики осознанности для уменьшения стресса, реализации жизненных задач, достижения наивысшей продуктивности и потрясающего самочувствия.

О ПРОГРАММЕ

Трёхдневный курс раскроет научную, теоретическую, практическую и философскую грани концепции Mindfulness.

Вас ждут: 3 дня в живописном месте на лоне природы, программа с множеством неформальных практик на улице и новых формальных медитаций, сертификат по итогам прохождения программы.

В стоимость входят:
— тренинги Mindfulness;

— трёхдневное проживание на базе «Галактика» (м. Раков, 30 км от Минска) с возможностью посещения тренажерного зала, сауны, лыжной трассы;
— питание (завтрак, обед, ужин).

НА РЕТРИТЕ вы освоите:
базовые навыки работы с классическими практиками осознанности (формальная практика);

навыки использования практик в повседневной жизни (неформальная практика);

теоретические знания из современной психологии, психотерапии и нейрофизиологии, свободные от религиозного и эзотерического компонентов;

простые, но действенные инструменты для саморазвития и профессиональной деятельности.

А ТАКЖЕ…
• откроете для себя способности наблюдения за своими эмоциями, вниманием, мышлением;
• научитесь пребывать в настоящем моменте, полностью проживая его, вместо бесполезной суеты, беспокойства, нахождения в прошлом или бесконечного реагирования на окружающие раздражители;
• перестанете быть заложником своих эмоций и внешних обстоятельств, начнёте управлять своей жизнью и достигать желаемого;
• научитесь относиться к себе с позиции любви, дружбы и сострадания вместо постоянной критики и борьбы с самим собой.

Внимание! Идёт набор участников. Все подробности вы можете узнать у организатора +375 29 324 12 34 (Анастасия Ременная).

Группа в Facebook

CBT FORUM “Международный Съезд Ассоциации когнитивно-поведенческой терапии” 26 — 27 апреля 2018

26 — 27 апреля на площадке самых больших международных мероприятий — современного и стильного отеля HILTON Экспофорум в Санкт-Петербурге пройдет CBT FORUM 2018, который соберет лучших спикеров и специалистов в области психологии, психотерапии и ментального здоровья.

В этом году привычный и знакомый “Международный Съезд Ассоциации когнитивно-поведенческой терапии” путем совместных усилий трансформировался в большое, современное и важное для развития психотерапии и практики в области охраны ментального здоровья событие. В этом году мы сменили площадку, расширили состав спикеров, улучшили структуру и содержание мероприятия, чтобы выйти на новый, совершенно другой уровень.

Очень скоро вы узнаете подробности о программе форуме и имена не менее знаковых спикеров российских спикеров форума.

Сейчас есть возможность стать участником грандиозного события по самой низкой цене. Это отличная возможность для всех, кто уже знает уровень и качество наших мероприятий, забронировать свое участие по самой выгодной стоимости.

Посмтреть подробности и оставить заявку на участие можено на сайте: http://cbtforum.ru/

Мы создали отдельную страницу CBT FORUM, на которую удобно подписаться и следить за новостями форума: www.facebook.com/cbtforum