Кьеркегор

Книга. Кьеркегор Серен «Несчастнейший»

Книга представляет собой сборник произведений выдающегося датского мыслителя Серена Керкегора, увидевших свет в 1843 году, переломном в его личной и творческой судьбе.

Сборник содержит три работы из книги «Или-или» («Несчастнейший», «Дневник обольстителя», «Гармоническое развитие в человеческой личности эстетических и этических начал»), а также лирико-философский трактат «Повторение».

Издание сопровождается библиографическим указателем произведений С.Керкегора, опубликованных в России на русском языке.

Книга. Сёрен Кьеркегор «Дневник обольстителя»

В книгу включен роман «Дневник обольстителя». Хроника виртуозного соблазнения юной девушки с шекспировским именем Корделия хитроумным, живущим «эстетической жизнью» обольстителем Йоханнесом строится как серия «приближений»/»удалений» рефлектирующего эстетика от предмета его страсти. Дневник и письма главного героя раскрывают идеальную стратегию любовного подчинения, в которой проявляются присущие Йоханнесу донжуанова ловкость, мефистофельское знание человеческой природы и фаустовская склонность к самоанализу.

Книга. Серен Кьеркегор «Евангелие страданий»

В «Евангелии страданий» датский философ и религиозный писатель Серен Кьеркегор размышляет о следовании за Христом и о смысле страдания в человеческой жизни.

Книга. Кьеркегор Серен «Философские крохи, или Крупицы мудрости»

Книга «Философские крохи, или Крупицы мудрости» принадлежит датскому мыслителю Серену Керкегору.

Задуманная как ответ гегельянству и, в первую очередь, попыткам историко-критического прочтения Нового Завета, предпринятым Тюбингенской школой, книга Керкегора стала событием, выходящим далеко за пределы злободневных дискуссий1840-хгг. Ее центральный вопрос — историчность не Писания, а самого Пришествия — истины, чья вечность реализуется в человеческой истории и не имеет другого осуществления, кроме временного. Обращенная (в том числе и к науке) готовность религии Богочеловека предложить себя в качестве такого парадокса стала главной темой книги.

Книга. Кьеркегор Серен «Наслаждение и долг»

Три произведения «Афоризмы Эстетика», «Дневник Обольстителя», «Гармоническое развитие в человеческой личности эстетических и этических начал» датского писателя Сёрена Кьеркегора взяты из его замечательного сочинения «Одно из двух», состоящего из двух частей, прямо противоположных между собой по содержанию; первая часть — чисто эстетического, а вторая — строго этического характера.

В настоящее издание вошли три названные части.

Книга. Кьеркегор Серен «Повторение»

В своих сочинениях Керкегор противопоставлял «объективизму» диалектики Гегеля субъективную («экзистенциальную») диалектику личности, проходящей, по Керкегору, три стадии на пути к Богу: эстетическую, этическую и религиозную.

Книга. Серен Кьеркегор «Страх и трепет»

Рассмотреть источник веры, ее специфику — задача трактата «Страх и трепет».

Кьеркегор выводит главным героем — рыцарем веры — библейского Авраама и стремится показать экзистенцию Авраама и его поступки сердцем. Рассмотрение веры, которую олицетворяет Авраам, позволяет увидеть его неповторимую единственность, несущую чудо

Книга. Кьеркегор Серен «Или-или»

Трактат «Или — или» («Enten — eller», 1843) — одно из первых по-настоящему самостоятельных произведений выдающегося датского философа, теолога и литератора Серена Кьеркегора.

В нем впервые представлена знаменитая диалектика «стадий человеческой экзистенции»: эстетической, этической и религиозной.

Сочинение, подписанное именем вымышленного «редактора» Виктора Эремиты, композиционно объединяет в себе две части: литературные и философские «записки» некоего молодого «эстетика» и пространные письма его оппонента, этически мотивированного судьи, а также загадочный «Ультиматум», представляющий достаточно радикальный вариант христианской позиции.

Книга. Кьеркегор Серен «Понятие страха»

«Понятие страха» — это одна из самых глубоких дофрейдовских работ по психологии. В ней Кьеркегор различает два вида ужаса. Произведение было написано в 1844 году, и могло стать намного ярче «Философских Крох».

Рекомендуется всем любителям экзистенциальный философии, т.к. Кьеркегора можно считать воистину предтечей экзистенциализма.

Статья. Цыпина Л. В Опыт о повторении. Введение в философскую поэтику Серена Кьеркегора.

Цыпина Л. В.
Опыт о повторении. Введение в философскую поэтику Серена Кьеркегора.
(Вестник СПбГУ, 2002, сер.6, вып.1(№6), с.67 – 
 78.)
***
Вопрос о философской поэтике помещает спрашивающего в своеобразную сферу «между» и обязывает примирить «две ближайшие и непереносящие друг друга деятельности человеческого интеллекта – литературу и философию».Оптимальной почвой такого примирения может стать «установка на выражение», бесспорно присущая и литературному, и философскому тексту. Если относить самодовлеющее высказывание, «фокусом которого становится его способ выражения» (Р. Якобсон), к литературе, то приемы комбинирования словесного материала в смысловые, а затем и художественные единства, станут выполнять функцию разграничения по отношению к ближайшему внелитературному речевому ряду. Очевидно, что философия, при всей своеобычности такого рода приемов, окажется по ту же сторону границы, что и литература. По другую сторону границы останется обыденная речь – «разговоры», сосредоточенные на сообщаемом. Это подвижная сфера языковой прагматики, где «выражения творятся в процессе произнесения и забываются, исчезают после того, как достигают цели».
Обыденная речь неотделима от условий своего создания, равно как и от предусловий своего функционирования. Речевые акты есть «случайные лингвистические пропозиции, которые управляются не мыслью или волей, но, в форме беспричинной причинности, предсуществующими грамматическими и синтаксическими формами».Восхождение от такого рода случайности к целесообразной организации текста, безотносительно квалифицируется ли закрепленная в нем система выражения как литературная или специфически философская, попадает в сферу интереса поэтики.В то же время, указание на то, что философский дискурс содержит неотъемлемый поэтико риторический компонент, – следствие простой констатации: мышление требует выражения. Допущение поэтического компонента тотчас же ограничивается встречным утверждением: слово не является адекватным выражением для мысли. К тому же, «возведение в достоинство эстетического факта» (В. М. Жирмунский) преодолевает двойственность выражения и выражаемого, тогда как приобретение словесным материалом статуса истинности, напротив, сохраняет этот зазор. Способы, какими формируются философские понятия и связи между ними, основаны на особых «метафизических техниках» и служат знаками внеэстетической реальности.

СКАЧАТЬ ПОЛНУЮ СТАТЬЯ