Статья. Виктор Мазин “Ни рыбы, ни мяса”

Статья. Виктор Мазин “Ни рыбы, ни мяса”

Материал взят с сайта Лаканалия

СНОВИДЕНИЕ «НЕУДАВШИЙСЯ УЖИН СУПРУГИ МЯСНИКА О РЫБЕ»

Интересно, почему Лакан 30 апреля 1958 года заговорил о «Сновидении супруги мясника»? Нет, то, почему он о нем заговорил, совершенно понятно, ведь оно обнаруживает парадоксальную диалектику желания своего-как-чужого. Что не совсем понятно, так это то, почему называет он это сновидение «Сновидением супруги мясника», ведь в содержании речь не идет ни мяснике, ни о мясе. О еде — да, говорится. О рыбе, о копченой лососине. О муже сновидицы — косвенно да. О том, что принципиальное значение имеет профессиональная, «мясная», деятельность этого добродушного толстяка — нет. Во фрейдовском корпусе это сновидение именуется либо как «Неудавшийся ужин», либо как «Копченая лососина», либо как «Копченая лососина на ужин». Ни тебе «Супруги», ни «Мясника».

УЖИНА НЕ БУДЕТ, ИЛИЖЕЛАНИЕ В СНОВИДЕНИИ НЕ ИСПОЛНЯЕТСЯ

Итак, это сновидение привлекает Лакана по той причине, что Фрейд в связи с ним «впервые заговорил о желании» [2:416]. Если быть точным, Фрейд о нем заговорил, потому что оно, по словам сновидицы, являет собой «контраргумент» его теории представления в сновидении исполненных желаний. «Копченая лососина», как говорит Фрейд, «доказывает, что мое желание не исполняется» [1:164;159]. Из лососины ужина не сделать, а точнее, — не из нее, а из-за нее.

ПОЧЕМУ ЖЕ УЖИНА НЕ БУДЕТ?

На то, по меньшей мере, три причины. Ответ на этот вопрос по сути дела и представляет содержание сновидения. Итак, когда «супруга мясника» хочет устроить для гостей ужин, то,во-первых, «ничего не заготовлено, кроме копченой лососины»;во-вторых, «воскресенье и все магазины закрыты»;в-третьих, невозможно позвонить поставщикам — «телефон не работает».До боли знакомая логика сновидения: во-первых, я ваш чайник не брал, во-вторых, когда вы его мне дали, он уже был сломан, и, в третьих, я вам его целым отдавал. Так или иначе, а «от желания устроить ужин приходится отказаться» [1:165]. В доме ничего, кроме лососины, магазины закрыты, телефон не работает.

СЛОМАННЫЙ ТЕЛЕФ

ОНО собенно обидно, что телефон не работает! Ладно, под рукой ничего, кроме лососины. Ладно, магазины закрыты, но, чтобы телефон сломался! Телефон — средство связи, передающее слова на рас-стояние, преодолевающее пространство. То, что он сломан, уже указывает если и не на слом коммуникации, то на ее преломление. Коммуникации с кем? В первую очередь — с супругом.

ПРИЧЕМ ЗДЕСЬ СУПРУГ-МЯСНИК, ИЛИПРИ КОМ ОН

Первым героем анализа становится муж умной, а точнее Остроумной Пациентки [witzige Patientin], «простодушный и трудолюбивый торговец мясом [biederer und tuechtiger Grossfleischhauer]». Кстати, разве торговец мясом — мясник [Fleischhauer; Fleischer]? И не странно ли, что в доме то ли трудолюбивого торговца мясом, то ли оптового поставщика мяса, то ли мясника нет ни кусочка мяса. Он подобен
сапожнику без сапог? Впрочем, на это ответ простой: не его это сон. Уж кусочек мяса у него бы точно нашелся. Даже, как скоро будет понятно, какой именно кусочек.Что еще мы о нем знаем, помимо того, что он «просто-душный и трудолюбивый»? Во-первых, то, что он — толстяк, который хочет похудеть. Он даже решил от ужинов отказаться. Так что, можно сказать, верная жена идет навстречу его желанию. Ее желание отказаться от ужина — его желание! Возможно, по этой причине он сам не держит дома ни кусочка мяса.

КУСОЧЕК ЗАДНИЦЫ ЮНОЙ КРАСАВИЦЫ В ОБМЕН НА ЛИЦО

Во-вторых, то, что он не равнодушен к девушкам, особенно к толстушкам. Художнику, который захотел написать его портрет, Мясник «в своей грубоватой манере ответил», что для портрета «часть задницы красивой молодой девушки художнику будет приятнее, чем все его лицо» [1:165;160]. Интересно, «все лицо» его целиком не стоит «части задницы красивой молодой девушки»! Вся его простодушная физиономия целиком [sein ganzes Gesicht] не стоит ее мизинца, нет, все же не мизинца и даже не зада, а кусочка задницы юной красавицы [ein Stueck vom Hintern eines schoenen jungen Maedchens]. В этом его мясницкий дискурс? Во всяком случае, Лакан указывает на то, что такова его тайна — его «маленькое желание», желание «зада девушки» [2:423]. Конечно, это его тайна, ведь зад, в отличие от лица, является не социальным фасадом, не тем, что в европейской культуре буквально показательно, а желанной оборотной стороной. Мясник тайно совершает переворот — предлагает сделать портрет девичьего зада! Портрет частичного объекта, объекта а, неуловимого и непредставимого. Причем, частицу зада в ее противопоставлении целому лицу Мясник готов отдать на откуп желанию Другого, Художника, и, тем самым, ее узаконить в качестве портрета, через который ее можно легально присвоить, а точнее — в гастрономическом режиме сновидения его супруги — по закону усвоить. Лакан, похоже, потому и называет это желание мясника «маленьким», чтобы под-черкнуть его характер объекта маленькой а.

ЛЮБИТЕЛЬНИЦА ИКРЫ ГОТОВА ОТ ЖЕЛАНИЯ ЭТОГО ОТКАЗАТЬСЯ, ДАБЫ ЕГО, ЖЕЛАНИЕ ЭТО ПОДДЕРЖАТЬ

Даже Фрейду, а не только «мяснику» известно, что сновидица любит икру и желает ее есть каждое утро. Но она решает от этого желания отказаться по, казалось бы, странной причине: «чтобы впредь иметь возможность этим его [мужа] поддразнивать» [1:165]. Странно не столько то, что она от своего желания отказывается, сколько то, что она этим отказом не себя, а другого дразнит.Фрейда такое объяснение не устраивает. Он вообще замечает, что Остроумная Пациентка не только во сне, но и наяву создает себе неисполненные желания. Итак, по-прежнему открытым остается принципиальный вопрос: «зачем ей нужно неисполненное желание» [1:166]? Вопрос этот ведет к новому действующему лицу.

ПОДРУГА ОСТРОУМНОЙ

Этот вопрос в ходе свободных ассоциаций Остроумной Пациентки выводит на аналитическую сцену ее Подругу. Ее появление достраивает своеобразный треугольник желания. Подруга эта нравится любителю частицы девичьего зада, то есть Мяснику, который только и делает, что ее расхваливает. На счастье Остроумной Пациентки, Подруга — «худая и тощая», «а ее муж — любитель пышных форм». Понятно, что частица все же должна быть не такой уж и маленькой.Как бы в согласии с его желанием, Подруга хотела бы поправиться. Вот она и напрашивается в гости, поскольку в доме Мясника «всегда так хорошо кормят»! С точки зрения Остроумной Пациентки это просто-таки наглое желание: обретать за счет ее лососины и других яств пышные формы прямо на глазах ее страждущего супруга!

ПОДРУГА ОТКРЫВАЕТ СМЫСЛ

Фрейду остается воскликнуть: «Теперь смысл сновидения ясен!» [1:166]. Вот она, бессознательная мысль Остроумной Пациентки:«Ну уж, конечно, буду я тебя приглашать — чтобы ты у меня наелась, поправилась и смогла еще больше понравиться моему мужу! Лучше я вообще не буду больше устраивать ужинов!»Интересно, что ужин устроить не удается, но при этом в доме кое-что есть. Кое-что — отнюдь не просто кое-что, а копченая лососина. Но ведь именно это и есть любимое блюдо подруги! Разумеется, это хорошо известно Супруге Мясника. И Фрейд тому свидетель: «Случайно я тоже знаком с этой дамой и могу подтвердить, что она столь же мало позволяет себе есть лососину, как моя пациентка икру» [1:166].Таковы подруги: я отказываюсь от своей любимой икры, а ты — не получишь моей копченой лососины! С чем мы здесь сталкиваемся? Во-первых, с откровенным поддразниванием: твоя любимая лососина у меня есть, но ты, подруга, ее не получишь! Вот она лососина, уже заготовлена, но ужин не состоится, и рыбки ты не получишь! Во-вторых, в поддразнивании параллельны желания икры и лососины: я не удовлетворю твое желание также, как не удовлетворяю я свое. Очень Остроумная Пациентка!Здесь на ум приходит хорошо известная всем история о ревности и зависти. Вот она в пересказе Жижека: словенскому крестьянину добрая волшебница предлагает на выбор две возможности улучшить его судьбу. Либо она даст ему корову, а его соседу две. Либо она отнимет у него одну корову, а у соседа — две. Крестьянин, не задумываясь, выбирает второй вариант. Со ссылкой на Ницше и Фрейда, Жижек напоминает: «справедливость как равенство основана на зависти к Другому, обладающему тем, чего у нас нет, наслаждающемуся тем, чего у нас нет» [3:89]. Принципиальным здесь, конечно, является не объект, а само наслаждение.Остроумная Пациентка совершает тот же выбор, что и словенский крестьянин. Фрейд приходит к выводу: желание Остроумной Пациентки заключается в том, чтобы не осуществилось желание Подруги! Как такое желание технически возможно? Отвечая на этот вопрос, Фрейд переходит от темы желания к теме желания другого и/в идентификации.

ИДЕНТИФИКАЦИЯ

Следующий абзац анализа сновидения «Копченая лососина» Фрейд посвящает истерии, идентификации, истерической идентификации. Заканчивает он его принципиально важными словами: «идентификация — это не просто имитация, а уподобление на почве сходных этиологических условий; она выражает “подобие” и относится к тому общему, что сохраняется в бессознательном» [1:168]. Такова «одна из первых и очень четких фрейдовских формулировок, касающихся значения истерической идентификации» [2:419]. Так что формула такова, что без моей желанной икры и быть не может твоей вожделенной лососины. Рыба, как известно, рождается из икры. А икра — из рыбы. Желание рождается у Другого. И Другой — из желания. Слово Лакану: «Желание, которое фигурирует у субъекта во сне, — это желание, свойственное ее подруге, желание лососины, и лососина — единственное, что имеется-таки у нее в доме, когда она понимает, что ужина ей дать не удается. Лососина эта указывает здесь как на желание Другого, так и на возможность удовлетворения этого желания, но удовлетворения, доступного Другому: «В любом случае, не бойтесь — копченая лососина у меня найдется» [2:423]. Важно, что речь не идет о том, что это желание как желание Другого — желание больной истерией: «именно истерическая структура является в отношениях между человеком и означающим изначальной» [2:423]. Именно отчужденная структура желания порождает вопрос субъекта о самом себе. Кто я? Чего я хочу? Чего от меня хотят? Что я для (желания) Другого? Где та черта означающего желания, идентификация с которой позволит себя найти?Следующий абзац Фрейда как раз и сообщает о том, что основанием для идентификации при истерии как правило служит «сексуальная общность»: «истеричная женщина идентифицируется в симптомах своей болезни с такими людьми, с которыми она состояла в половой связи или которые имеют половые отношения с женщинами, похожими на нее» [1:168].Остроумная Пациентка «следует правилам истерических процессов мышления, когда проявляет ревность к подруге, ставя себя в сновидении на ее место и посредством созданного симптома (отвергнутого желания) идентифи-цируя себя с ней» [1:168]. Истерическая идентификация с симптомом уже предполагает отказ от желания, что и представляет сновидение. Правда, теперь не совсем ясно, чье оно, это сновидение.Пожалуй, Лакан прав, называя его «Сновидением Супруги Мясника» в том отношении, что супруг оказывается в центре этой истории, он поддерживает желание между Супругой и Подругой. Супруга — супруга Мясника.«Чего требует эта женщина, которая без ума от своего мужа? — Она требует любви. Истерические больные, как и все мы, требуют любви, только у них это принимает более тяжелые формы. А чего она желает? — Она желает икры, чтобы понять это, достаточно уметь читать. Чего же она хочет? — Она хочет, чтобы ей икры не давали.Вопрос в том, почему для поддержания удовлетворяющих ее любовных отношений больной истерией необходимо, во-первых, желать чего-то другого, роль кото-рого здесь явно и играет икра, и, во-вторых, сделать так, чтобы ей этой икры не давали, ибо только при этом условии и может что-то другое выполнять функцию, которую оно в данном случае выполнять призвано. Ее муж и рад бы купить ей икры, но тогда, воображает она, он, чего доброго, успокоится. А хочет она, по словам Фрейда, как раз того, чтобы муж ей икры не давал и они смогли бы тогда любить друг друга безумно, то есть бесконечно друг друга подначивать, не давать друг другу спокойной жизни» [2:421]. Вот где обретают свой смысл такие глаголы, как «подначивать» и «поддразнивать»: — поддерживать и распалять желание! Желание — всегда уже неудовлетворенное желание. Желание — всегда уже желание Другого. Причем, желание Другого — трижды желание Другого: и как желание Другого (я хочу его, Другого), и как желание Другого (я хочу не его, а того, чего хочет он, Другой), и желание Другого (я хочу, чтобы он хотел меня). Впрочем, и это еще не все, ведь желание Другого это еще и желание того, чтобы он признал мое желание как мое право (его) желать.Пока Мясник поддерживает свое желание «части задницы красивой молодой девушки» через Художника, Супруга Мясника поддерживает свое через него, не дающего ей икру, и через Подругу.«Если субъекту необходимо создать себе неосущест-вленное желание, то лишь потому, что это единственное условие, при котором может возникнуть для него Другой действительно реальный, то есть Другой, который не был бы всецело имманентен удовлетворению взаимных требований, полному растворению желания субъекта в речи Другого. Желание, о котором идет речь, является по самой природе своей желанием Другого — вот урок, который преподносит нам диалектика сновидения…» [2:422].Итак, желание сновидения — это желание неудовлетворенного желания. Итак, желание сновидения Остроумной Пациентки — желание Подруги.Итак, это сновидение настолько же сновидение Остроумной Пациентки, насколько и сновидение ее Подруги.

Опубликовано:25.06.2019Вячеслав Гриздак